captain

olegmatveev


Ясная практика жизни / Академия ясности

Лови волну... Скользи по Вселенной!


captain
Олег Матвеев olegmatveev
Предыдущий пост Перепост (ЖЖ и др.) Следующий пост
Сознание и его друзья
Оригинал взят у esgaledel

Давайте поговорим про сознание.

Признаюсь сразу, меня раздражают всякие там разговоры про «подсознание» и «неосознаваемые мотивы». Чушь собачья. Все осознаваемо, все понимаемо. Попытка объяснить какое-то поведение с позиции: «наверное, это подсознательное желание» - лишь попытка оправдать свою никчемную сущность. Давайте будем сильны и признаемся себе в своих самых страшных и неприятных мыслях.

Но начнем по порядку.

Классическая психодинамическая концепция утверждает, что есть некое подсознание, из которого исходят подсознательные мотивы. Это очень удобная вещь, ведь так можно просто и легко оправдывать любой свой никчемный поступок. «Я не сделал этого, потому что подсознательно не хотел этого». Смотрите, как удобно можно перекладывать ответственность за свои поступки на какую-то абстрактную психологическую конструкцию.

Я буду говорить про сознание. Но здесь не будет речей про «Theory of Mind». Мы подойдем с другого бока, попытаясь объединить нейрофизиологию и субъективные переживания.

В психиатрии существует около 200 определений сознания, начиная от чисто научных и прагматичных, заканчивая весьма пространными и метафизическими. На практике сознание чаще определяется как способность в ориентировке в собственной личности, месте, времени и ситуации. То есть «кто я? Где я? Когда я? И что я здесь делаю?». В зависимости от выпадения различных  ориентировок различают разные виды нарушения сознания. К примеру, делирий (бывает алкогольного происхождения и тогда зовется «белая горячка») характеризуется потерей ориентировки в месте, времени, частично в ситуации, при сохранной ориентировки в собственной личности.  Симптоматика здесь будет от классических «чертиков», до «кругом враги».

Однажды на обходе мне показали больного в алкогольной абстиненции. Сам больной рассказывал, что уже несколько дней по вечерам за ним приходят маленькие черти размером 30 см., они прыгают по мебели и смеются над ними, а порой пытаются утащить куда-то. Я спросил, какого они цвета, пациент не сомневаясь ответил, что черного. Я понимающе покивал головой и сказал: «Это еще что, вот если бы коричневые были! Коричневые совсем зловредные…». После я расписал лечение. Медсестра, раздосадована обилием работы, недовольно спросила: «Это все?». «Нет,- ответил я,- Еще достаньте трехлитровую банку и когда у него черти полезут, вы их ловите и в банку запихивайте, а утром в лабораторию сдадим…»

Другой больной со слезами на глазах рассказывал мне, что последний месяц он провел в плену у чеченских боевиков. На мой вопрос, как обычный сантехник из города Б. оказался в Чечне, он поведал мне душещипательную историю про то, как его сына-контрактника захватили в плен террористы. «Главный полковник штаба собрал тогда всех родителей захваченных ребят и сказал, что ничем не может помочь и предложил нам самим вызволять ребят. Нам дали оружие и забросили в тыл к врагу. Там я попал в плен и месяц провел у террористов в плену. Потом меня освободили». При этом больной плакал и весь его внешний вид показывал, что это правда. Однако же, правда гораздо более прозаична и не так романтична. Мужик просто напросто вбухивался 3 месяца, а последний месяц провел в реанимации. Резидуальные воспоминания о пережитом делирии сохранялись у него еще где-то месяц, и все это время он был уверен в их правдивости. Спустя время он уже говорил: «привиделось мне это, приснилось…».

Еще один вид нарушения сознания – онейроид, характеризуется полной потерей ориентировки. Внешне такие больные выглядят как спящие, лишь изредка встают для совершения несложных процедур. По пробуждению и выходу из онейроида они крайне неохотно раскрывают свои переживания. Еще бы! Ведь в те моменты им виделись фантастические картины! Чаще это абсолютно нереальные приключения «на луче света с инопланетянами в другие вселенные», где перед ними разворачиваются эпические по масштабу события, и больные там играют ключевую роль, ощущая себя «всесильными и могучими богами».

Да уж, про такое друзьям не расскажешь :)

Но я отдалился от темы.

Так вот сознание, друзья мои, это все, что в вашей голове и все это осознаваемо. Каламбур получился :)

Если вам хочется хоть что-то считать бессознательным, то считайте таковым работы диэнцефальных структур головного мозга. Активность мезолимбического пути, фейерверки в амигдалах, свистопляску в лимбической системе, печенки от системы вознаграждения и издевательство зеркальных нейронов. Одним словом, все, что творится в пределах до передней опоясывающей извилины.

Эмоции – это вещь, часто не подвластная регуляции сознательно. Я говорю про пять базовых эмоций, которые являются результатом сложного химического взаимодействия структур мозга.  Страх, гнев, печаль, счастье и отвращение.

Вы удивленны, что из всего лишь пять? Это так. Все остальное – результат «извращения» и когнитивной переработки коры и лобных долей. То есть, выдали вам при рождении 5 эмоций, а дальше каждый их «уродует» и «украшает» в силу своего интеллекта и воспитания.

Помните, что я писал про контроль мыслей над эмоциями? Так вот, базовые эмоции вы не можете контролировать. Это химия. Тут усилия мысли мало. Однако же, эмоции влекут за собой поведение и вот его-то вы и может взять под контроль.

Ну, то есть, мне страшно, я ощущаю тревогу – мои амигдалы искрятся и плюются норадреналином, эта эмоция вызывает поведение - убежать, спрятаться. Но я могу перебороть это поведение и остаться в пугающей ситуации.

Давайте опять поговорим про тревогу.

Тревожно-фобическое расстройство – достаточно часто встречаемое заболевание в практике «малой» психиатрии и весьма сложное для лечения. В МКБ-10 выделяют две разновидности: генерализованая тревога и приступы тревоги - панические атаки.

Генерализованная или постоянная тревога вещь малоприятная. Представьте себе, что вы постоянно ощущаете волнение, как перед экзаменом или публичным выступлением. Ваше тело потряхивает мелкая дрожь, ладони и подмышки влажные, в груди волнение и неприятное ощущение, в горле – комок, воздуха не хватает, сердечко бьется под 100, мысли бегают, мочевой пузырь переполнен, тошнота подходит к горлу. И все это на фоне тревоги.

Как я уже говорил, тревога – это боязнь чего-то неопределенного. Страх – боязнь конкретных вещей. То есть тревога – это такой «страх без вектора».  Что характерно, однажды возникнув, тревога имеет тенденцию к распространению на любые другие ситуации.

Лариса росла в страхе. Будучи маленькой, каждый вечер они с матерью ожидали, придет отец домой пьяный или трезвый. Если второе, то все хорошо. Но если первое, то начинались драки, ругань, отец избивал мать, загонял Ларису под стол, а однажды выгнал их ночью на мороз. С тех пор, у Ларисы сформировался элемент тревожного ожидания. Лариса уже давно не маленькая 10ти летняя девочка, она взрослая женщина, у нее любящий муж и двое детей. Плохо ей стало, когда во время урагана у сарая сорвало крышу. Лариса стала бояться всего, сильного ветра, дождя, отсутствия ветра. Позже страх перешел  и на другие вещи: Лариса стала опасаться, что канализация забьется, трубы перемерзнут, а проводка сгорит. Тревога и страх дошли невозможных размеров, и она не могла находиться в своем собственном доме.

Другая сторона – так называемые, «панические атаки». Здесь общая генерализованная тревога выражена незначительно, чаще наблюдаются приступы страха и тревоги. И эти приступы крайне мучительны и тягостны. Больные действительно думают, что сейчас помрут. Страх и вегетативные симптомы настолько сильны, что скрыть их не удается. Часто сюда еще добавляются различные социальные фобии: агарофобия, арахнофабия и всякие экзотические номофобии (кстати, все эти названия хоть и прикольные, но в клиническом смысле ни какой нагрузки не имеют, лично для меня, по крайней мере). Все это вместе загоняет человека и ограничивает его обычную активность. И часто появляется, так называемый, «страх страха». Вне приступов человек живет в тревоги, что приступ может начаться. Он связывает панические атаки с конкретными ситуациями и начинает избегать их, в итоге запираясь в доме. Но даже там тревога догоняет его.

Олег – обычный гоп пацанчик. Ничего особенного, унылое ПТУшное говнецо, не способное мыслить и жить осознанно. Но и его настигла кара Господня в виде панических атак. Все началось с похмельных вегетативных приступов. Тревога была достаточно сильной, и Олег поступил как типичнейший цивильный невротик – он пошел по пути убегания от тревоги. Так Олег заметил, что игра за компьютером притупляли волнение (еще бы! Активность коры головного мозга подавляет диэнцефальные области, притупляя все «древние» инстинкты). Однако, амигдалы не обманешь и вскоре панические атаки настигли нашего гопничка и за компьютером. Впоследствии, Олег не смог даже подходить к монитору, ведь один только вид компьютера запускал привычный механизм тревоги и страха.

Все это происходит в нашей голове. Нет ничего опасного и тревожного в реальной ситуации, все наши мысли и накрутки, в стиле: «мне станет плохо, я упаду и все подумают, что я сумасшедший» или «мне не окажут помощь» и ли «еще_какая-нибудь_тараканья_чушь_в_голове» - это когнитивные искажения. ВСЕ ЭТО В ВАШЕЙ ДУРНОЙ ГОЛОВЕ. Это заботливые амигдалы нашпиговывают вас норадреналином, запуская привычные симпато-адреналовые реакции «дерись-убегай». И чем больше вы избегаете тревожных ситуаций, тем хуже вам становится. Тем привычней становится шаблон поведения. Что делать? Ответ прост: идти сквозь тревогу и страх, идти туда, где темнее всего.

Часто таким пациентам я даю простое задание: когда они ощутят тревогу или страх, то пусть попытаются «накрутить» и усилить это ощущение. После они часто рассказывают мне, что к своему удивлению, когда в привычной ситуации у них возникла тревога, полезли признаки активации вегативной нервной системы, они попытались сознательно усилить тревогу, но, о чудо, ничего не произошло. И даже больше: тревога прошла. Активность коры подавила активность подкорки - диэнцефальных структур. Амгдалы заткнулись.

Однако, если все плохо и запущенно, то не так-то все и просто. Здесь важна сознательная тренировка: постепенно и градуировано выполняя задания пациент может натренировать себя и справится даже с самой сильной тревогой и страхом. Здесь тревога выступает в роли «закрытой двери», можно развернувшись убежать, а можно пройти сквозь «дверь» и узнать. Что есть по ту сторону страха.

Вот вам еще парадокс: человек прыгает с тарзанки и испытывает тревогу и страх; иной случай-человек переживает классический диэнцефальный приступ с тревогой и страхом. Разницы для головного мозга никакой. И в первом случаи и во втором запускается привычная норадреналиновая реакция, выбрасываются нейромедиаторы, мозг в работе. Но субъективно каждая из этих ситуаций различается. И если прыжок с тарзанки – это «кайф и экстрим», то халявный диэнцефальный пароксизм – «мука адская». Но для древних структур нашего мозга разницы нет. Это четкий механизм. Когнитивную окраску происходящему придаёт кора больших полушарий и в частности лобные доли (виват, лоботомия!). Так если нет разницы для нашего мозга, то за чем платить больше и тратиться на тарзанку, когда диэнцефальный пароксизм ведет к тому же самому? :) Все это шутки, конечно, но вдумайтесь в написанное: разница только в когнитивной окраске происходящего и переживаемого.

Все только в нашей голове. Мы сами делаем себя счастливыми или унылыми. Мы сами ограничиваем себя и не живем полной жизнью, запирая себя в «пространство автоматических решений». Где каждый шаг автоматичен и поэтому безопасен. Мы сами – причина всего.

Но раз уж мы заговорили про счастье, то и здесь все крайне интересно, но до смешного просто.

Счастье – «вещь» веселая и забавная. Тут учувствует куча подкорковых структур, а замыкается все в «системе поощрения». Что важно: системе поощрении все равно за что выдавать печеньки. Она так же как и все прочие механизмы отлажена и безприкасловна.  Ей не важно, выношу ли я танк со второго попадания на Каспийской Границе или крайне деликатно и эффектно решаю очередную клиническую задачу. Зеркальные нейроны получают информацию и отсылают в центр награждения.  Все остальное, повторюсь, субъективная, когнитивная окраска.

Итак, я опять отдалился от темы. Все происходит в нашей голове и все осознаваемо. Базовые эмоции вне нашего контроля, но поведение и «высшие эмоции» - во власти наших мыслей.

Теперь про мысли. Не надо мне говорит про «неосознаваемые мысли». И еще раз: если «неосознаваемо», значит не в голове и все! Точка!

Хорошо, видимо, без метафоры не обойтись.

Представьте, что ваше сознание – это комната, в которой вы сейчас находитесь. Вы видите все предметы в этой комнате? Если вы чего-то не видите, то догадываетесь об этом. Передо мной ноутбук, на нем кот. Это на первом плане. У стены шкаф, он на втором плане. Под шкафом пыль, я ее не вижу, но знаю, что она там есть. А еще там 10 рублей, которые туда закатились. Проведем аналогию с мыслями. Кот и ноутбук – это актуальные мысли, то, что сейчас на первом плане, это то, что я сейчас думаю и мыслю. Шкаф это мысли второго плана. То, что сейчас не актуально и имеет мало значения. Вот Делайт мне 4 сотки должен, но ведь это сейчас неважно и я не думаю об этом постоянно, пусть вот должник думает (так ведь, Делайт?).  Но я знаю об этих мыслях, и они  в определенной ситуации выйдут на передний план. Пыль и десятка под шкафом – это совсем далекие мысли, то, что совсем не актуально сейчас. Полить кактус на работе это вещь не важная и не актуальная сейчас. Но эти мысли также есть в моей голове, просто сейчас они на 100500м плане.

Вот так вот и получается, что все, что в нашей голове  осознаваемо и понимаемо. Абсолютно все. Даже самые скабрезные и хульные мысли. То, что можно было бы назвать «темными тайнами». Давай, дружок, признайся себе в том, что ты хотел затеять содомитскую вечеринку илинагуглить себе PTHC. Не получается? Не надо удивляться, «откуда это у меня такие мысли в голове?». Это твоя голова и все, что в ней появляется принадлежит только тебе.

Здесь давайте сделаем еще одно клиническое отступление.

Обсессии, детишки мои, это навязчивая мысль. Да-да, когда в твоей дурной голове крутится одно и тоже – это обсессия. Порой обсессия может перейти в компульсию – навязчивое поведение. Ну, вроде как «у меня прическа не в порядке..не впорядкеневпорядкеневпорядкеневпорядкеневпорядкеневпорядке…» и ты все время ее поправляешь и поправляешь и поправляешь и опять поправляешь и поправляешь и волосы уже грязные, а ты поправляешь и поправляешь, и уже волосы выпадают, а ты все дерешь их и укладываешь…

Да-да, предвижу ваш вопрос, любовь и обсессия имеют много общего. И первое и второе задействует серотониновые пути и в нейрофизиологическом плане проявляются одинаково -дефицитом серотонина. Да, детишки, любовь на ранних стадиях это обсессия:) А еще туда же влезает дофамин, а это уже ближе к аддиктивному поведение. У кокаинистов дофаминовый путь вообще искрится:) А еще дофамин это всеми любимый галлюцинаторно-параноидный синдром! Думается мне, что и без упомянутого выше норадреналина здесь не обошлось – трепет, волнение, тревога, «чувствуешь, как бьется мое сердце?» и так далее:) Но не суть.

Так вот про хульные и неуместные мысли. Помните у Андерсена про девочку, которая на мессе думала не про бога нашего, тетраграмматона, а про то, какие у нее 3,14здатые красные башмачки, красные башмачкикрасныебашмачкикрасныебашмачки, смотреть на красные башмачки, смотреть на них, смотретьсмотретьсукасмотретьнакрасные башмачки? Так вот субъективно эти мысли воспринималась как хульные и неуместные и причиняли кучу дискомфорта девочке. Поправьте меня, но по-моему эта девочка потом лишилась своих красных башмачков. Вместе со ступнями. Сказки на ночь, фигли?

Марина обычная девушка 23 лет, ничего сложного или интересного. Но после рождения ребенка в ее голове стали появляться абсолютно странные и пугающие вещи. Мысли о  том, что она может причинить вред своему ребенку.  Скажем, уронить его или сжечь. Марина даже не может точно отследить момент, когда в голове появляются мысли о сожжение ребенка, страх и дикий ужас одолевает её. И это понятно. Мать и так переживает за дитя, а тут она сама выступает источником мнимой опасности. Еще раз: это крайне тягостно для матери, испытывать подобные мысли в голове, ведь они идут по типу обсесссий – их нельзя просто остановить, чем больше ты пытаешься их прекратить, тем сильнее они становятся. Это действительно «демон» в голове. И первым шагом для Марины было признаться себе в том, что эти мысли её собственные. Да-да, это не нечто чужое. В  голове все своё. Это ее чертовы мысли, о «причинении вреда ребенку». Только она источник этих мыслей. Второе – осознание того, что она никогда ничего подобного не сделает, так как просто банально не способна на это. Третье, задаться вопросом, а почему же у меня подобные мысли появились?

Все осознаваемо и нет ничего неосознаваемого. Самое страшное, самое ужасное, что есть в нас, все это живет в голове и все это, черт возьми, осознается. Пожелание смерти близким и любимым, жажда горя и несчастья… Вийон писал, что «я знаю все, себя не знаю», однако же, теперь вы можете признаться себе, что вы знаете себя. Ведь все это в вашей голове.

Вика уже десять лет живет в браке. И все было бы хорошо, но последние два года она регулярно наблюдается у урологов с изменчивыми диагнозами: «идиопатический цистит», «гиперактивный мочевой пузырь неясного генеза». Она перенесла кучу крайне неприятных вмешательств, перепробовала сотню лекарств. Но ничего не помогало и, как это водится, Вику направили к психиатру. На свою беду, она попала ко мне. И здесь выяснился весьма интересный факт: Виктория уже два года живет отдельно от мужа. Супруг же работает на севере. Когда Вика приезжает на холодный север к, вроде бы, любимому мужу, все симптомы ее заболевания усиливаются- «внизу» появляется нестерпимое жжение. Когда они начинают заниматься секасом жжение становится настолько невозможным, что приходится прекратить половой акт. Когда Вика уезжает с севера от «любимого» мужа, жжение утихает. Хммм, чтобы это могло быть? На протяжении всей госпитализации Вика сопротивлялась от понимания этого факта и требовала лечить ее «цистит». Однако, в самом конце, она практически шепотом призналась, что ненавидит своего мужа и терпеть его не может. Она знала и понимала это всегда, но отказывалась связывать жжение и нелюбовь вместе.

Идем дальше.

Проанализировав свои скудные изыскания, я пришел к весьма неожиданному выводу. Ну как неожиданному? Может для кого-то это и обычная обыденная вещь, но для меня, неуча бескультурного, целое открытие!
Обсессии по своему патогенезу и своей клинической картине весьма похожи на псевдогаллюцинаторные «голоса» в голове больных шизофренией. Мне долгое время было не совсем понятно, что это за «голоса», которые слышат эндогенные больные. Почему именно в голове и откуда они берутся.

Теперь ответ для меня ясен – это собственные мысли больного.

Судите сами: в развитии галлюцинаторной симптоматики также участвую дофаминовые пути, алсо субъективно обсессии переживаются как нечто «чуждое» при полном осознании, что это «мои мысли». Шизофренические «голоса» чаще звучат именно в голове больного, но он не осознает их как продукт болезни или как свои разбушевавшиеся мысли. Да, часто ему кажется, что это голоса других людей, но ведь и мы с вами можем вспомнить и «услышать» голос другого человека. Просто в случаи эндогенного больного имеет место «схизис» - приславутое расщепление. Собственные процессы воспринимаются, как чуждые. Этакая деперсонализация.

Но нет, это ни в коем случаи не означает, что обсессивный невроз –первая ступень в шизофрению.

Вот видите, как все просто и без мистики:)

Давайте подведем итог.

Все осознаваемо и все происходит в нашей голове. Мы не властны над нашими базовыми эмоциями, но поведение – продукт сознательной деятельности. Надо иметь целый мешок мужества, чтобы признаться себе во многих плохих мыслях и желаниях, что крутятся у нас в голове.

Без лишнего пафоса, хотелось бы сказать: товарищи, давайте уже жить осознанно!

Всем спасибо за внимание.

Оставайтесь с нами, мы продолжим после рекламы.

Занавес.

Подписаться на Telegram канал olegmatveev

Записи из этого журнала по тегу «Ясное мышление»


промо olegmatveev январь 1, 2020 16:58 3
Разместить за 1 000 жетонов
Мои координаты http://olegmatveev.tel/ Все вопросы по зачислению :: Администратор Игорь Хандий: Skype: igorkha777, е-mail: handiy69@gmail.com и omlinemegaom@gmail.com Слайды в пдф https://app.box.com/s/2a6b1402kh6qicm8yfizciboiuqe7a2x Форма регистрации для участников…

?

Log in

No account? Create an account